Ансамбль и его значение для чистоты интонации

Большую пользу в выработке устойчивой интонации, как уже говорилось, приносит пение в хоре и вообще — в ансамбле. В занятиях сольфеджио с детьми следует возможно ранее, как только это позволяют условия нормального развития детского голоса, вводить двухголосное сольфеджио. Ансамблевое пение в сольфеджио — не самоцель, оно является средством для выработки чувства ансамбля, развития способности слышать партнера. В то же время в ансамбле взаимно выравнивается интонация. Вслушиваясь в голос товарища, сверяя с ним собственное пение, учащийся проверяет интонацию и улучшает ее. В ансамблевом сольфеджио педагог присоединяет к учащемуся с более устойчивой интонацией более слабого.

Установление взаимодействия партнеров в процессе ансамблевого пения, воспитание твердых навыков в совместном интонировании— нелегко: слишком часто встречается еще формальное отношение к двухголосию (или трехголосию), когда каждый поющий не только не видит важного условия ансамбля во взаимном прислушивании друг к другу, во взаимном выравнивании интонации, но наоборот — в пенни партнера видит помеху и старается не слушать его, изолироваться от него и петь свою партию как самостоятельную. Нет ничего вреднее (как в музыкальном, так и в воспитательном отношении) такого фальшивого ансамбля — фальшивого внутренне, этически и по музыкальным результатам. Если удается избежать этой неувязки, наладить любовное, искреннее отношение к ансамблю и добиться его большей или меньшей слаженности, результаты сказываются прежде всего на чистоте, верности интонирования.

Убедительным подтверждением того, насколько важно сочетать упражнения по интонированию с осознанием музыкального смысла в целом, служит проведение занятий по интонированию канонической имитации — при условии их правильной организации.

Известно, что педагоги на начальной стадии усвоения двухголосия охотно используют в сольфеджио каноническую имитацию, считая ее особо доступной для малоподвинутых учащихся. Практически дело сводится не редко к выучиванию одноголосной мелодии с последующим разновременным вступлением голосов. Каждая группа учащихся исполняет свою партию, не следя за другим голосом и даже стараясь изолироваться от него в результате учащиеся осознают не двухголосную полифонию, не ансамбль, а только свой голос. Такое пение, как правило, сопровождается детонированием, нарушением музыкального строя, чаще всего в сторону понижения. Чувство удовлетворения, которое может быть испытано учащимся в данном случае, внемузыкально и скорее вызывается механическим кругооборотом той же мелодии. Значение таких занятий для музыкального воспитания учащихся ничтожно.

Можно провести занятия по интонированию канонической имитации иначе. Как только мелодический материал канона усвоен и запомнился, педагог предлагает участникам двухголосного (трехголосного и т. д.) канона петь свои партии с полным осознанием существа имитации, то есть включаться в ансамбль не механически по счету, а слушая тему и противосложение в исполнении партнера, стараясь ответить ему, подражая, в соответствии с линией выразительности, которая определяется тематическим материалом. После многократного повторения канона наступает увлекательный момент, когда учащиеся уже не только выполняют свою задачу по сольфеджио, но как бы интонируют музыкальный диалог, осуществляя подлинную задачу полифонии. Весьма важно отметить здесь, что, как бы долго ни исполнялся канон, музыкальный строй при таком методе проведения занятий абсолютно не нарушается. Так и должно быть, поскольку верное музыкальное переживание и чувство ансамбля воспитывают в каждом участнике лучшего контролера своей собственной интонации.