О слуховой перспективе интонирования

Одна из причин нарушения строя (детонирования) заключается в том, что при пении по нотам учащийся нередко имеет в поле слухового сознания только два соседних звука, образующих данный интервал. Интонирование в таких случаях представляет собой цепь восхождений и опусканий по высоте, лишенную объединяющей, осмысливающей интонационной связи. Мелодия рассматривается как последовательность длительностей или как последовательность интервалов. Это представление о мелодии в свое время выражалось в заданиях по сольфеджио вроде предложения «петь мелодию слева направо и справа налево».

Впрочем, и сама «мелодия» обычно бывала при этом такого свойства, что она не много теряла от перемены направления в последовательности образующих ее интервалов.

Такое лишенное музыкального смысла пение интервал за интервалом, без представления о перспективе целого, все же еще встречается. Учащийся в процессе интонирования напоминает в подобном случае плетущуюся лошадь в шорах, закрывающих от нее все окружающее: лошадь рискует сбиться с пути, если не будет руководствоваться подергиванием вожжей возницы. При таком пении нарушение строя у поющего не может удивлять: малейшая неточность в интонировании соседних звуков может незаметно и постепенно привести к невыносимой фальши. Обычно положение кое-как спасается аккомпанирующим инструментом, который выстукиванием аккорда или отдельного звука, напоминающим дергание вожжей, исправляет фальшь в данном месте, но, конечно, не приводит к исправлению интонации поющего.

В классах сольфеджио следует добиваться пения при сохранении интонационной перспективы. Учащиеся должны приучаться охватывать все большие ладо-ритмические связи мелодии. Необходимо также добиваться самостоятельного и осознанного корректирования студентом качества своей интонации.1

В напеве следует научить учащихся определять интонационные связи не только между соседними звуками, но и те, наиболее важные для осознания смысла в музыке, более сложные и далекие интонационные связи, которые устанавливаются между звуками мелодии на расстоянии. Именно эти связи соединяют интервалы в осмысленные фразы, а последние — в цельный напев — форму.

Начинать при этом следует с воспитания навыка по сохранению в памяти тонического звука. Если дать верную установку учащемуся по осознанию им своей способности к внутренним представлениям и предложить в любом месте песни замолчать, внутренне сосредоточиться и услышать про себя тонику, то, даже в том случае, когда он был сбит с верной интонации, вспомнит, восстановит в сознании тонику и споет ее совершенно точно — так, как он ее слышал и зафиксировал при слуховой настройке. Почти неизменное успешное действие памяти в подобных случаях убедит педагога в возможности развить у учащегося эту способность сохранять «слуховой горизонт» все более сознательно, активно и устойчиво, обращаясь к тонике или другому сквозному опорному тону для сверки но мере надобности чистоты строя.

В очерках «Интервалы» и «Мелодия» указывалось, что помимо тоники, общую ладо-ритмическую перспективу мелодии образуют нередко и другие опорные тоны, которые, так же как тоника, могут служить сквозным тоном, слуховым горизонтом мелодии.