Точность интонирования

Вне точности интонации, вне чистоты строя все остальные вопросы слухового воспитания теряют смысл. Чистота строя в музыке — начало и основа осмысленного интонирования. Великий Глинка требовал: «Обращать больше внимания на верность, а потом на непринужденность голоса».

Детонирование и дистонирование, то есть фальшивая интонация в музыке,— это в то же время и фальшь содержания чувства... «В музыке быть в тоне, то есть верно интонировать,— закон интонации как высказывания мысли и чувства» (Асафьев). Верность интонации—это активное проявление точности восприятия. С другой стороны, обучение в условиях чистого интонирования (хорошо настроенный рояль, чистое пение и игра товарищей и т. п.) создает благоприятные условия для воспитания верности восприятия. Следовательно, чистота интонирования есть не только результат воспитания, к которому надо стремиться, но также и одно из условий успешного слухового воспитания вообще.

Н. Римский-Корсаков писал, что «В основе музыкального слуха лежит: а) слух гармонический и б) слух ритмический, или ритмическое чувство» («Муз. статьи и заметки»). Гармонический слух Римский-Корсаков разделял на «слух строя и слух лада». Слух строя, слух стройности, то есть чувствительность к чистоте строя, к настройке, воспитывается, по его мнению, игрой на точно настроенном фортепиано, на скрипке или виолончели, пением под аккомпанемент фортепиано. Особенно ценным признает Римский-Корсаков пение в хоре и игру в смычковом квартете. Слух ладовый, то есть способность различать интервалы, различать мажор и минор и т. д., воспитывается игрой и пением вообще и развивается преимущественно «от упражнения в сольфеджио».

Следует подчеркнуть исключительную ценность указания великого композитора на важность пения в хоре и игры в квартете. Это ценное указание в большинстве случаев неудовлетворительно реализуется в наших музыкальных учебных заведениях. Только за последнее время выросло значение хорового пения. Игра же в ансамбле — не как специальная дисциплина для скрипачей и виолончелистов, а как общая воспитывающая дисциплина для всех специальностей — не используется. Отметим, кстати, неудовлетворительность постановки дела с чистой настройкой фортепиано в классах сольфеджио. Невнимание к этому вопросу — частое зло, с которым надо вести борьбу.

С. Майкапар в своей работе «Музыкальный слух», говоря о хорошей интонации, понимает ее как: 1) чистоту интонации в отдельном звуке, 2) чистоту интервала между различными звуками и 3) удовлетворение чувства тональности (преобладание главной тональности).

Музыкальная чистота не может быть обнаружена вне интервала. Говоря о чистоте данного звука в музыке, мы имеем в виду его точность в отношении других звуков мелодии или звуков музыкального строя: Отдельный звук, воспринятый как чистый, оценен как таковой нашим слухом уже в сравнении с другими, прозвучавшими ранее звуками или в сравнении с звуками строя (настройки). Верность музыкальной интонации, следовательно, проверяется на чистоте, по меньшей мере, интервала, звуки которого взаимно выравниваются и уточняются в строе в процессе передачи смыслового момента музыки. Таким образом, отделять чистоту звука от чистоты интервала неправильно.