Музыкальный слух и специальность

Встречающиеся в педагогическом обиходе термины «вокальный слух» «композиторский слух», «оркестровый слух» и др." имеют частное значение практически распространенных рабочих терминов в применении к той или иной музыкальной специальности. Эти термины, попятные в общении на основе данной музыкальной специальности, имеют за собой жизненное основание: при одной и той же мелодической природе музыкальный слух, в зависимости от направления деятельности музыканта, приобретает то своеобразие, которое привносится преобладающей для данной специальности фактурой музыки и специфическим характером профессионального восприятия и интонирования. Из этого следует, что при рассмотрении вопросов воспитания музыкального слуха следует учитывать особые требования, предъявляемые к слуху данной специальностью.

Вместе с тем преувеличенное значение, которое может быть придано этим особенностям, может привести к профессиональным искажениям слуха как результату чрезмерно узкой профессиональной направленности. Необходимо помнить в таких случаях, что частные требования к слуху со стороны данной специальности должны быть подчинены общим требованиям, предъявляемым к музыкальному слуху в целом как способности.

И. Назаров, об исследовании которого упоминалось, говорил, что музыкальный слух должен координироваться с моторикой (с двигательным аппаратом исполнителя), причем в этой связи ведущую роль должен играть слух. Нарушение координации приводит к фальшивой интонации и может вызвать повреждение каждого из компонентов в отдельности: моторики и слуха.

Сказанное достаточно объясняет типичные случаи, встречающиеся в практике воспитания, например, вокалиста. Развивая «вокальный слух», способность корректирования недостатков вокальной моторики (тонкое ощущение физиологии певческого аппарата, вокальной позиции, физиологических условий, определяющих нюансы голосового тембра и др.), вокалист порой не связывает развитие этих специфических сторон специальности с развитием музыкального слуха, не подчиняет «вокальный слух» музыкальному слуху в целом, то есть отрывает работу над «вокалом» от развития музыкальности. В результате такого нарушения координации между слухом и моторикой у вокалиста, несмотря на наличие хороших слуховых данных, появляется фальшивая интонация, и вокальная моторика, повиснув в сфере только физиологического ощущения, сильно страдает.