Активность музыкального слуха

Задачи музыкального образования требуют воспитания активности слуха, преодоления его пассивности, инертности. Замечание Асафьева о том, что при слушании музыки следует «выключать из сознания внушения теории и держать их в себе, как пособие, на случай необходимости в формальном разъяснении» («Интонация»), не может быть понято как пренебрежение к теории —в нем глубокий смысл: музыку следует воспринимать (значит, также и интонировать!) прежде всего как образ, как определенное содержание.

Говоря о принципах педагогического метода Глинки, применявшегося им в Певческой капелле, Асафьев пишет: «Глинка прежде всего стремится вызвать активность слуха, «самопознание слуха», природный дар обратить в осознанное явление и не допускать его механизации, чтобы неизбежно возникающая в итоге выучки слуховая инерция была бы завоевана сознательным усилием!» («Глинка»).

В практике работы с учащимися, уже прошедшими некоторый путь школьного обучения, нередко приходится сталкиваться с проявлением пассивности музыкального слуха, не приученного активно вслушиваться в звучание, удовлетворяющегося поверхностным впечатлением, спешащего уложить своеобразие музыки в привычные, «теоретически» усвоенные закономерности. Чаще всего это встречается при восприятии и при записи на слух оригинальной гармонической фактуры, не укладывающейся в традиционные школьные нормы голосоведения. Если сознание учащегося не направить на своеобразие конкретного "голосоведения, то оно просто не будет услышано: слух поверит привычному, ожидаемому и поддастся иллюзии «теоретического» самовнушения.

Нередко можно встретить слуховые искажения также и при восприятии мелодии; искажения касаются ладоритмических сторон мелодического образа. Ниже приводится описание некоторых наиболее часто встречающихся в учебной практике слуховых искажений.

Педагог диктует мелодию, подчеркивая тактовые акценты.

Случается, что учащиеся слышат совсем не то, что реально прозвучало, и, несмотря на подчеркивание акцентов, одна часть учащихся допускает в записи ошибки одного характера, а другая— другого.

Источник иллюзии в данном случае состоит в привычке осознавать ход с доминанты на тонику как обязательно затактовый ход.

Старинный сарабандный ритм мелодии совсем по-иному связан с ладовыми моментами, чем это происходит в песенной мелодике наших дней, например в сходной по мелодическому рисунку песне.

В продиктованном примере следует обратить внимание учащихся на мелодический каданс полифонического склада.

Следующий пример слухового искажения связан с тем, что короткие длительности, предшествующие более долгой вначале

трехдольной мелодии, привычно воспринимаются как затактовые:

Из сказанного видно, насколько важно в занятиях по сольфеджио направлять мысль учащихся на стилевые особенности мелодии. Чуткость к выявлению особенностей стиля является непременным качеством активного, хорошо организованного конкретного музыкального слуха.