Мистические аспекты скрябинских концепций. Тяготение к космической теме

За мистическими аспектами скрябинских концепций раскрывалось в музыке вполне реальное содержание — восторг и изумление перед величием вселенной, стремление передать в музыке чувство близости к природе в ее наиболее универсальном понимании, ощущение интегральности земного и космического. Не случайно же Б. Асафьев писал, что музыка «Прометея» ведет в суровое царство ледников и горных вершин, откуда виднее и звездные выси. О стремлении к музыкальному воплощению космических образов писали многие исследователи. Об этом говорил и автор этих строк в докладе на торжественном заседании, посвященном 100-летию со дня рождения Скрябина: «В «Поэме экстаза» композитор вводит слушателя в необычный звуковой мир, где среди таинственных шорохов и нарастающих призывов растут и ширятся могучие волевые темы, с необычайной силой утверждающие свою победу в заключительном эпизоде поэмы. Здесь, как и в Четвертой сонате, перед умственным взором раскрываются необъятные, сверкающие звездами просторы космоса. И быть может Скрябин был первым из композиторов, кто воплотил в своей музыке стремление человечества в просторы вселенной».

Действительно, Скрябин затронул область, почти не разрабатывавшуюся композиторами. Можно найти сходные мотивы в музыке Вагнера, вдохновлявшегося образами стихийных сил природы, прежде всего — огня, который возбуждал и скрябинскую фантазию: не случайно русский композитор так любил финал «Валькирии». Однако в целом космическое ощущение Скрябина гораздо шире. Речь идет не о живописании природы, неба и моря, воспетых в музыке Римского-Корсакова, Дебюсси и других великих мастеров. Космические образы Скрябина находятся по своей сущности в иной плоскости: они — словно пророчество о том, что лишь теперь открылось человеческому взору, вплоть до предчувствия космического полета. Для начала века это было необыкновенным, художественным прозрением, да и сейчас едва ли кто из композиторов превзошел Скрябина в попытке отобразить картины удивительного мира, которые раскрываются   все шире нашему   взору.   Ведь он стремится передать ощущения человека, стоящего лицом к лицу с вселенной.

Откуда появилось у Скрябина это тяготение к космической теме? Можно, конечно, напомнить, что в занимавших его воображение философских теориях, в частности — индусских, тема космогонии занимает очень большое место. Но это далеко не главное: оно в самом мировосприятии композитора, в частности — в восхищении могуществом, вечной изменчивостью, богатством красок и форм морской стихни, о чем можно прочесть в его письмах. Тема земной природы постепенно перерастала в космическую, и в его сознании все чаще возникали образы величественного мироздания. В них было много фантастического, созданного воображением. Но они не потускнели со временем, остались прорывом музыканта в космическую сферу.

Самое главное в том, что интерес Скрябина к этой, еще небывалой в музыкальном искусстве тематике, был связан не только с внешними и часто преходящими обстоятельствами, а и более общими и глубокими причинами, которые уже становились реальностью на грани столетий. Это было время великих научных открытий, пробуждавших всеобщий интерес, получавших отражение в произведениях литературы и искусства. Мир уже выходил на дальние подступы к космической эре, ее наступление предчувствовали многие, в их числе был и Скрябин, воспринявший эту проблему в духе собственной индивидуальности. Его мысль смело устремлялась в неизвестное, и нельзя не удивляться силе предчувствия нового, которым дышит его музыка. Как много значит для художника способность заглядывать далеко вперед, в будущее!

Что касается поэтико-философских комментариев композитора, то они не более, чем попытка объяснить конкретный смысл музыкальных образов. Под мистической оболочкой мы обнаруживаем истинную сущность гениальной музыки, вполне реальный интерес композитора к космосу. Конечно, Скрябин смотрел на мир своими глазами, мы представляем его иначе. Но он увидел многое: в его музыке выражены чувства человека, познавшего необъятность Вселенной, свою связь с нею и, более того, уже стремящегося к активному выходу на ее просторы, свидетелем которого мы стали в наши дни. В этом плане творчество Скрябина подлинно современно.

Музыкальные образы космоса складывались постепенно из звуковых элементов, которые появились у композитора уже в его ранние годы. Они изменялись в соответствии с эволюцией образного строя, как мы уже говорили об этом подробнее в первом из предлагаемых этюдов. Скрябин нашел индивидуальные средства выражения своих устремлений, и его музыка до сих пор сохранила обаяние неповторимой оригинальности.