Симфонии Скрябина

В Первой симфонии Скрябин добился большей — по сравнению с Симфонической поэмой — самостоятельности. И все же он не смог отделаться от гипноза музыки Чайковского.

Уже в первых тактах Allegro drammatico (вторая часть) можно найти черты, близкие главной теме «Патетической» симфонии. Это — родство тематических ячеек: активность начальной и характерное задержание конечной фазы мелодического движения. Это — родство принципов развития мелодии: двутакты состоят из кратких, тревожно вопросительных интонаций, сменяются более развитым, «суммирующим» построением (в обоих случаях ниспадающим). Однако по сравнению с темой «Патетической» симфонии скрябинская мелодия примитивнее. Она лишена выразительности и интонационной остроты, делающих мелодию Чайковского одной из совершеннейших симфонических тем.

Что касается пятой части, страстной и возбужденной,— она с первых же тактов заставляет вспомнить о «Франческе». Об этом говорят и эмоциональное содержание, и мелодические контуры главной темы, основанной на нисходящих секвенциях.

Вторая симфония Скрябина — произведение, написанное широкими и смело набросанными штрихами. Стиль композитора  стал самостоятельнее. Многие исследователи указывают на вагнеризмы, разбросанные по страницам этой партитуры. Действительно, влияние Вагнера ощутимо в некоторых эпизодах. Оно проявилось в деталях оркестровки, в отдельных гармонических оборотах, насыщенных хроматизмами, в характерном использовании меди. Однако не это определяет стиль симфонии: гораздо прочнее она связана с традициями симфонизма Чайковского.