Стилистические особенности музыки Чайковского и Скрябина

В. Цуккерман в своей статье «Выразительные средства лирики Чайковского» устанавливает некоторые стилистические особенности музыки великого композитора. Он указывает на широкое использование Чайковским различного рода опеваний, на частое применение гаммо-образного движения мелодии и сопровождающих голосов, на «имитационную манеру композитора, подчиненную в первую очередь задачам лирической выразительности» (для более точного определения этого им вводится особый термин — «диалогическая фактура»). Все эти явления, в действительности характерные для музыкального языка Чайковского, обнаруживаются и у Скрябина,— сошлемся хотя бы на уже приведенные примеры (число их можно увеличить). Чуть ли не на каждом шагу в них широко используются приемы опевания, более того — фортепианные пассажи ранних скрябинских сочинений почти всегда построены по этому принципу. Таковы страницы фортепианного Концерта и т. д.

Так же часто встречается у Скрябина аналогичность фактуры. Для некоторых ею произведений она является основным формообразующим принципом.

Характерные особенности музыкального языка Чайковского оказали, таким образом, значительное влияние на кристаллизацию скрябинского стиля. Это еще не все: существует определенная связь раннего скрябинского творчества с внутренним миром музыки Чайковского. Великий композитор охватил столь широкую сферу, что все его современники и последующие музыканты, разрабатывая свои темы, не могли — вольно или невольно— не соприкоснуться с его музыкой. Но образы музыки Чайковского приобретали у Скрябина совсем иное значение. Лирический восторг перерастал у него в страстную экзальтированность, мощь широких нарастаний сменилась нервной взвинченностью и импульсивностью. Все же оба композитора часто воплощали в своем творчестве настроения, глубоко родственные.

Это относится не только к фортепианным, но и к симфоническим произведениям Скрябина, в частности к Симфонической поэме и первым трем симфониям. «Поэма экстаза» и «Прометей» настолько самобытны, что нельзя без крайней натяжки говорить о связи их с выразительными средствами музыки Чайковского. И нет никакой необходимости заниматься выискиванием мелочных подробностей, в то время как первые симфонические произведения Скрябина дают много материала, свидетельствующего об усвоении традиции Чайковского.