Финал Десятого квартета

Финал, обозначенный композитором Allegretto, полон волевой устремленности, напоминающей о второй части квартета. Но, как обычно для циклических произведений Шостаковича, здесь все дано в новом аспекте, как того требует логика драматургического построения, очень убедительного но замыслу и выполнению.

В настороженную тишину окончания третьей части врывается ритмически упругая тема финала. Она звучит у альта на фоне спокойного подголоска первой скрипки, выступая на первый план, точно новый актер, вышедший на сцену, чтобы исполнить важную роль. В теме преобладают тесные интервальные ходы, она точно раскручивающаяся пружина, накопившая большую энергию, которой должно хватить на много тактов напряженного развития.

Эта тема проходит красной нитью через весь финал, однако его музыка многопланова, в нее вплетаются и лирические голоса (песенная вторая тема, отголоски интонаций третьей части), а в конце возвращается музыка начальных страниц квартета, динамизированная характерной ритмоинтонацией главной темы финала. Тематический синтез, как и всегда у Шостаковича, строго логичен.

Примером могут послужить центральный эпизод и кульминация темы, звучащей в верхнем регистре скрипок. Здесь возникают новые мелодические образования, приобретающие важное выразительное значение. В подобном мелодическом обогащении основного образа одна из особенностей разработки финала. Композитор пользуется своими излюбленными приемами непрерывного нагнетания простых ритмических формул, проведенного с неуклонной последовательностью. Строгая дисциплина творческой мысли придает лирическому выражению сдержанность, впечатляющую сильнее, чем иное непосредственное высказывание. Шостакович умеет овладеть вниманием слушателя и вести его за собою по всем путям творческого замысла.