Вопрос о русских корнях музыки Шостаковича

Трио и квартет Шостаковича волнуют, тревожат, пробуждают множество животрепещущих вопросов.

Первый из них — вопрос о русских корнях музыки Шостаковича. Часто он разрешался слишком поверхностно: композитора объявили «западником» лишь потому, что он не развивал в своих сочинениях русской народной мелодики. Едва ли есть необходимость в опровержении этих суждений. Шостакович — композитор русский, так же как Скрябин или Танеев. Ведь никто не станет отрицать, что скрябинская «Поэма экстаза» или танеевский фортепианный квинтет являются созданием русской художественной культуры. То же самое следует сказать и о Пятой и Седьмой симфониях или фортепианном квинтете Шостаковича. Они порождены действительностью и выросли на почве русского классического искусства. Можно также указать на огромное количество страниц из различных сочинений Шостаковича, начиная с Первой симфонии, где интонационный язык явно связан с русским народным мелосом. Эти страницы свидетельствуют о том, что Шостакович чувствует и понимает народную музыку и умеет своеобразно развивать ее интонации. Трио и квартет значительно углубляют и развивают эту линию творчества Шостаковича.

Русский колорит проявляется в этих сочинениях очень сильно. С наибольшей отчетливостью он обнаруживается в первом эпизоде трио и почти во всех темах квартета. Здесь широко применяются диатонические лады, отдельные попевки, плагальные обороты старинной русской песни. Прекрасно использован жанр протяжной песни (мелодия первой части трио), оригинально и свежо сочетание широкой раздольности и поступательности (тема вариаций квартета). Если эта тенденция утвердится и музыкальный язык Шостаковича окажется впредь теснее связанным с русскими песенными интонациями, то его творчество станет еще ярче, еще богаче и — главное — доступнее для понимания широких кругов нашего народа.

О втором вопросе читайте в следующей статье...