Своеобразие нотации у классиков в ее отношении к темпу

Если посмотреть произведения венских классиков, например Бетховена, то окажется, что в тех случаях, когда йотируется медленная музыка, в качестве длительности доли («знаменателя» размера) избирается чаще всего восьмая, и, наоборот, для быстрых частей единицей измерения является четверть или половинная (алла бреве). Там, где часть произведения озаглавлена Largo, Adagio или Andante, то есть в произведениях, требующих не столько медленного движения, сколько размеренного, распевного, раздумного, неметризованного характера исполнения — страницы выглядят сгущенными, зачерненными, пестрят шестнадцатыми, тридцать вторыми и т. д. Страницы медленных частей симфоний и сонат выглядят черными, а страницы частей, требующих быстрого движения, — светлыми, как бы написанными «в разрядку».

Случайностью это невозможно объяснить не только потому, что Бетховен доказал свое внимание к темпу введя в употребление метрономические обозначения, но еще и потому, что указанная закономерность в нотации свойственна многим классикам (Моцарту, например) и перешла в нотацию Шуберта, Шумана.

Причина своеобразия нотации у классиков в ее отношении к темпу и характеру движения кроется в исполнительной практике. Соотношение длительностей в быстрых частях произведений этих классиков значительно проще, ритмизованнее, чем в медленных, распевных частях. В этих быстрых частях нет особой необходимости в перспективном охвате нотной записи, которая, в соответствии с ритмом и фактурой произведения, часто многократно повторяет установившуюся ритмическую фигуру (темы), внося в нее лишь частичные изменения. Что же касается соотношения длительностей в медленных, распевных частях, то здесь они гораздо сложнее и многообразнее, чем в быстрых, поэтому перспектива зрительного охвата ритмических отношений в нотной записи наиболее важна в медленных темпах. Нотация короткими длительностями позволяет сосредоточить на одной странице значительный отрывок музыкальной ткани, что дает возможность перспективно охватить многообразие ритмических отношений внутри тактов и в их последовательности.

Воспитание в учащемся верного представления о стилевом характере записи ритма должно помочь ему более профессионально ориентироваться в чтении и, особенно, в записи на слух музыки разных стилей.

В курсе теории музыки педагог не имеет возможности вскрыть все закономерности нотации, связанные с особенностями стиля музыки. Его цель значительно скромнее: он должен лишь отметить, что музыка разных стилей записывается по-разному и что в наше время только обозначенный темп произведения устанавливает подлинную длительность нот.

Верное представление о существе нашей нотации весьма пригодится учащемуся в курсе сольфеджио, особенно в разделе музыкального диктанта и слухового анализа.