Задача метра в музыкальном произведении

Педагог, раскрывая значение музыкального ритма, может отметить, что в задачу метра отнюдь не входит отсчитывание времени в музыкальном произведении. Даже метроном, в применении его к музыкальному исполнению, интересен лишь тем, что устанавливает и поддерживает темп, ровность исполнения. Вполне возможен «хронометраж» исполнения произведения для практических целей измерения времени или отсчета количества шагов и т.п., но это, разумеется, не имеет никакого отношения к существу явлений музыкального ритма и метра.

Н. Гарбузов указывает, что развитое чувство темпа можно использовать для определения отрезков времени без часов (рассчитать время мысленного исполнения какой-либо мелодии и ее частей и воспроизводить при надобности): «Этот способ,— пишет Гарбузов,— точнее способа определения времени путем обыкновенного счета (раз, два, три и т. д.).»

Можно было бы не касаться способа измерения времени, как лишь косвенно относящегося к сфере музыкального, если бы не сохранившиеся в учебниках предложения учащимся измерять время при помощи тактов (Павлюченко, Ефимов). Но музыкальный темп, корректируемый агогикой, динамикой, артикуляцией, не совпадает с временем вообще, и наличие в практике метронома говорит скорее о том, что чувство времени (или объективный измеритель времени) как такового используется музыкантами для регулирования музыкального исполнения, то есть для сохранения музыкального темпа, который обычно в живом исполнении выявляет вполне ощутимое и неизбежное отклонение от времени как абстракции.

В заключение коснемся вкратце вопроса о соотношении метра и ритма. Для уяснения вопроса напомним приведенное в учебнике И. Способина образное сравнение метра и ритма: «Соотношение метра и ритма иногда сравнивают с канвой и вышивкой. Метр своей равномерностью, то есть одинаковостью долей, напоминает сетку канвы, в которой равномерно расположены перекрещивающиеся нити и отверстия. Ритм же своим разнообразием как бы походит на вышивку, которая может быть сделана 'стежками то более узкими, то более широкими». Следует оговорить, что это сравнение, вполне соответствующее соотношению метра и ритма в музыке с четкой периодичностью размера (например, танцевальной), оказывается неточным по отношению к ритмике русской распевной песни: здесь происходит своеобразная «вышивка», в которой «канва» появляется одновременно с «узором», с «рисунком», как неотрывное и вместе рождающееся свойство ритма.