Доли такта

Такт не может состоять из одной доли, а доля особенно в вокальной, напевной музыке, в свою очередь непременно содержит два времени — сильное и слабое. Следует поэтому признать неверной практику нотации песен для целей начального обучения, при которой восьмые изображаются четвертями, например:

Одна тактовая черта из двух здесь является чисто зрительной, один акцент — искусственный, поэтому доля лишается своего значения пульсации и сводится к плоскостному, не расчлененному «времени», внутри которого ничего не прослушивается. Автор в прошлом сам повинен в таком «упрощении» записи, искажавшем существо нотации (Островский, Павлюченко, Шокин. Егоров, Сольфеджио). В этом нарушении соответствия записи существу доли — одна из причин того, что при сольфеджировании учащиеся не вслушиваются в протяженность звука, не привыкают чувствовать в доле дна времени, и пение от этого получается сухим, плоским, деревянным, не напевным.

В музыкальных произведениях встречаются записи одними четвертями движения равными длительностями. Однако нетрудно услышать, что это запись alia breve и, по существу, все это — восьмые:

Доброе намерение педагогов облегчить на начальном этапе усвоение ритмических отношений приводит к отрицательному результату, дающему не облегчение, а искажение истинного смысла нотации доли. Гораздо важнее направить усилия педагогов на поиски путей верного и доступного объяснения ритмических закономерностей музыки. При правильном объяснении, исходя прежде всего из существа музыкального ритма, из ощущения ритмической пульсации, а не только из зрительного восприятия нот, трудностей окажется гораздо меньше, чем можно думать, и надобность в «облегченном», а по существу в искаженном изложении, отпадет.

В. Одоевский мечтал о том, что «исчезнет нелепое различие между музыкой писанной и слышимой». В педагогической практике это различие еще, к сожалению, существует.

Из изложения темы о ритме следует, что размеренность музыкального движения, равномерное пульсирование долей и чередование акцентов приводит к образованию тактов.

В этой связи надо указать на необходимость преодоления в среде педагогов взгляда на такт как на «отрезок» или на «меру», призванную вести «отсчет» времени в музыкальном произведении.

Надо полагать, что в наши дни нет оснований возвращаться к представлению о ритме, которое в свое время выражалось таким определением: «Ритм есть ряд известных частиц времени, соединенных вместе» (Вюльнер. Хоровые упражнения).