Лад

Остановимся кратко на вопросе о том, когда надлежит приступить к изучению названной в заглавии темы: до изучения интервалов и аккордов, метра и ритма или после этих разделов теории? В учебниках теории музыки тема о ладе находит каждый раз иное место. По-видимому, вопрос о месте решается в зависимости от различного понимания существа лада и тех методических проблем, которые связаны с ним в курсе теории.

В учебнике С. Павлюченко тема о ладе начинается с главы «Мажорный лад». Этой теме, как уже отмечалось в первом очерке, предшествуют темы об интервалах, аккордах, о метре и ритме, и даже тема о мелизмах. Мажорное трезвучие, таким образом, объясняется до получения представления о мажоре, мажорном ладе. Интервалы изучаются как «расстояния» между звуками, а не как соотношения ступеней лада. Между тем ладовое значение звуков интервала составляет важнейший элемент его выразительности. В учебнике В. Ефимова лад не выделен в качестве самостоятельной темы. После раздела «Система высотной организации музыкальных звуков» идет раздел «Звуковысотные соотношения», в котором объединены темы об интервалах и ладовой организации музыкальных звуков. «Метро-ритм» здесь входит в последующий раздел. В учебнике В. Вахромеева тема «Лад и тональность» (название, как видим, совпадает с названием данного очерка) приводится после тем о ладе и метре и после темы об интервалах (в последней рассматриваются вопросы консонантности и диссонантности, энгармонического равенства интервалов и др.).

Напоминая, что курс теории не должен копировать порядок практического знакомства с музыкальными явлениями в период начального обучения, здесь необходимо указать на то, что занятия с детьми но ритмическому воспитанию и воспитанию чувства лада неотрывны; порой ритмические упражнения правомерно выдвигаются на первый план: дети двигаются «под музыку», поют маршируя, отмечают ритмическую пульсацию песни хлопками, ударами в бубен и т. д. Здесь же речь идет о системе знаний и порядок изложения учебного материала диктуется задачей — выработать верные представления об элементах музыки и их соотношении в «живой музыке», и одновременно целью — обеспечить культуру и логику профессионализма «музыкального мышления».

Учитывая, что существо музыкальной интонации составляют прежде всего звуковысотные (ладовые) отношения, а также, что музыкальный ритм нельзя рассматривать вне интонации, практически важно, чтобы тема о ладе предшествовала темам о метре и ритме и теме об интервалах. Вполне возможно, конечно, прохождение до лада раздела о строении интервалов, но очевидно, что без понятия о ладе невозможно усвоить разделы об интервалах па ступенях мажорного и минорного ладов и, тем более, раздел о выразительных возможностях интервалов, которому ниже уделяется особое внимание (восьмой очерк).

Часто определение лада связывается с гаммой: после того как показано строение мажорной гаммы (по «тонам» и «полутонам»), говорится об устойчивости и неустойчивости ступеней гаммы, о тонике, и лишь затем дается определение: «Организация музыкальных звуков по звуковому тяготению называется ладом». Гамма изображается в учебнике сущностью лада, в то время как в действительности она является только звукорядом лада.

Другую формулировку дает И. Способин: «Ладом называется система звуковысотных связей, объединенная тоникой». Здесь ценно подчеркивание значения тоники. Указание в учебнике на то, что «очень многие лады состоят из семи звуков, но существуют лады с меньшим и большим их числом», не замыкая понятия лада в «октавный», 8-ступенный звукоряд мажора и минора, правильно ориентирует на усвоение многообразия ладов.