Концерт-поэма для виолончели с оркестром

Нам хотелось бы остановить внимание на одном из концертно-симфонических произведений Книппера, которое представляется особенно характерным для позднего периода его творчества, отмеченного полной ясностью и зрелостью стиля. Речь идет о Концерте-поэме для виолончели с оркестром, привлекающим не только своими музыкальными красотами, но и достигнутым в нем синтезом чувств и образов, которыми жил художник, умудренный жизнью. Все это не было только личным, приобретало более широкое значение и воплотилось в музыкальных образах Концерта-поэмы — гармоничных и просветленных.

Концерт-поэма навеян воспоминаниями о Сортавале, которую композитор так любил и где много лет проводил свои летние месяцы. Но в его музыке есть не только вполне уместные здесь пейзажные зарисовки, ее благородный и возвышенный строй родился в общении с природой, в ощущении единства с нею. И в постоянном присутствии того активного творческого начала, которое делает человека не только свидетелем, но и участником жизни природы, выводит музыку из сферы чистой созерцательности. Эта идея воплощена уже во вступлении, где три торжественных аккорда отступают перед энергичной, устремленной вперед каденцией виолончели, которая как бы врывается в безмятежный мир природы. Контраст спокойствия и активности повторяется неоднократно, он имеет важное значение в развитии его музыкальных мыслей и построения формы.

Каденция солирующей виолончели вводит в Adagio, где звучит величавая главная тема, вызывающая в памяти лирические страницы симфоний Сибелиуса, также вдохновленные образами северной природы. Строгие очертания темы оттенены хроматическими интонациями виолончели — так возникает усложненная диатоника, один из примеров поисков композитора, неизменно стремившегося к обновлению приемов и техники письма.

В поэме есть и живописные пейзажные зарисовки, написанные прозрачно, почти в акварельной манере. Они чередуются с вновь возникающими краткими каденциями виолончели, вплоть до заключительных страниц, где еще раз проходит величавая главная тема. Концерт завершается в светлом настроении. Зерно произведения, его драматургический нерв в противопоставлении активного начала и созерцательной музыки, живописующей природу, в установлении гармонии между ними, возникающей в сознании художника, прошедшего долгий путь исканий и видящего впереди новые горизонты.

Это очень важно для понимания сущности искусства Книппера, которому было органически чуждо чувство достигнутого предела: его постоянно влекло к новому. Достигнутый им синтез, гармоничность образов, которыми так привлекают Концерт-поэма для виолончели и ряд других поздних произведений композитора, не вели к замкнутости в обретенном, мысль устремлялась в другие сферы. И это не риторические рассуждения о мастере, неутомимо работавшем до конца своих дней, ежегодно дававшем нам новые партитуры, но самая реальность его творчества.

Книппер проявлял самый живой интерес ко всему новому, что появлялось в искусстве, он не мог оставаться и не остался равнодушным к обновлению арсенала композиторской техники, изучал современные партитуры, многое использовал, но не становился рабом догматических теорий, не забывал об истинном назначении искусства. Он имел прочную опору в связях с жизнью, в общении с широким кругом людей различных профессий. В то же время, он чувствовал свою ответственность как художника и отстаивал право на поиск, на эксперимент, на прорыв в неизведанные дали. За это он так любил искусство Прокофьева и Шостаковича, в которых видел великих выразителей современной действительности.