Книппер - дирижер

Ведь он был также и дирижером. Чаще всего Книппер становился за пульт, когда исполнялись его сочинения. Работая с оркестром, он не стремился поразить эффектностью дирижерской техники, его манера была проста, но достаточно было хоть раз встретиться с ним в концертном зале, чтобы запомнить характерную для Книппера-дерижера полноценность к выразительность интерпретации музыки. Помнится, например, яркое и впечатляющее исполнение под его управлением «Александра Невского» Прокофьева, на котором присутствовал автор, очень строгий и требовательный во всем, что было связано с концертным звучанием его музыки.

Разумеется, Книппер бывал на всех интересных концертах, старался присутствовать на репетициях других дирижеров. Велика была и его дружба со многими музыкантами, игравшими в симфонических и оперных оркестрах. Лев Константинович знал творческие данные каждого, ценил возможность постоянного общения, которое так много значило для него, как композитора. Сколько раз приходилось слышать его рассказы об оркестровых музыкантах, он говорил о них, как о близких людях и товарищах по искусству, и в его словах звучала глубокая уверенность в самых высоких качествах наших лучших оркестров.

Здесь надо заметить еще одно. Что бы ни писал композитор — программное произведение или инструментальный концерт — он всегда находился в сфере современности. И это также чувствовалось в общении с ним: он был в курсе последних новостей, живо интересовался ими, что сказывалось и в его творчестве.

Глубокое понимание технических и художественных возможностей различных инструментов, владение всем богатством красок современной оркестровой палитры с особой силой проявились в ряде произведений концертно-симфонического жанра. Начиная с блестящего Концерта для скрипки с оркестром, композитор создал ряд очень своеобразных партитур — необычных и по своим формам, и по отбору инструментов. Здесь можно упомянуть Концерт для квартета с оркестром. Концерт-монолог для виолончели с оркестром, Концерт для фагота.

На нашей памяти проходили их первые, иногда, к сожалению, оставшиеся единичными исполнения. Трудно объединить их: произведения не похожи друг на друга, лаже в рамках одного жанра. Но слушая записи, перелистывая партитуры, можно выделить те или другие из них и, при всей индивидуальности  такого  отбора, попытаться найти то существенное, к чему пришел композитор в конце своего долгого пути.

Сила симфонического мышления в многозначности образа, что является показателем его емкости. Этим качеством и обладают симфонические произведения, написанные Книппером за последнее десятилетие.

Книппер ставит перед солистами виртуозные задачи, но он никогда не забывает о содержательности музыки и не приносит ее в жертву виртуозности. Естественно, сольная партия находится в центре внимания композитора, он вкладывает в нее много выдумок и находок, но это не мешает ему сделать столь же богатой и оркестровую партитуру. Он умеет гармонически сочетать, уравновешивать обе составные части инструментального концерта, и в этом ему снова помогает не только мастерство композитора, но практическое знание инструментов, постоянное общение с музыкантами, о чем мы уже говорили. Несомненно, работу над концертами воодушевляли успехи советского исполнительского искусства, но и она, со своей стороны, способствовала его дальнейшему развитию. Такова истинная диалектика взаимоотношений композитора и исполнителя.