О Льве Книппере

Лев Константинович Книппер принадлежал к поколению советских композиторов, которое сформировалось в послереволюционные годы. Можно сказать, что он был его характерным представителем и по неразрывной связи творческой и общественной деятельности, и по быстроте отклика на запросы жизни. Неизменно ставил он перед собой значительные художественные задачи, не искал готовых решений, нередко обращался к неразработанным темам и сюжетам и всегда стремился сказать свое слово — слово советского композитора, который пытливо вглядывается в окружающую действительность и по праву чувствует себя в ряду строителей нового общества.

Не случайно, первые крупные сочинения Л. Книппера, привлекшие общественное внимание, посвящены темам революционной современности. В 1930 году на сцене Московского музыкального театра имени Вл. И. Немировича-Данченко была поставлена его опера «Северный ветер», рассказывающая о годах гражданской войны в Азербайджане, о подвиге 26 бакинских комиссаров. Это произведение оставило заметный след и в истории советского музыкального театра, и в биографии се автора, не побоявшегося трудностей разработки новой тематики в ту пору, когда развитие нашего оперного искусства только начиналось.

Прошло немного времени, и Л. Книппер снова увлек нас, на этот раз симфониями — Третьей («Дальневосточной») и, особенно, Четвертой («Поэма о бойце-комсомольце»). Он вписал яркие и совсем особые страницы в летопись быстро развивавшегося тогда советского симфонизма, выделился и выбором темы и своеобразием ее трактовки в программно-симфоническом жанре. В музыке Четвертой симфонии чувствовался дух революционной романтики. Хотелось бы напомнить, что эта симфония была впервые сыграна под управлением А. Гаука в том же 1934 году, когда состоялась памятная премьера фильма «Чапаев».

Симфонии Книппера явились по-настоящему новаторскими и современными произведениями искусства не только по содержанию и языку. Обе они были написаны под живым впечатлением от поездок на Дальний Восток и в Крым, где композитор посетил памятные места гражданской войны. Именно там в его творческом воображении возник образ юноши, отдавшего свою жизнь в борьбе с врагом, — героя Четвертой симфонии. Композитор искал вдохновение в непосредственном изучении жизни, утверждая, таким образом, общую устремленность нашего искусства, его актуальность, неутомимость в поисках новых тем, форм и средств выразительности.

Мне запомнилось одно из обсуждений симфонии, состоявшееся в Московской консерватории, тем более, что оно проходило в присутствии автора, а в роли докладчика выступал любимец молодежи — замечательный музыковед Арнольд Александрович Альшпанг. Он подробно разобрал симфонию, высказал и некоторые критические замечания, вызвавшие возражения автора, сидевшего на углу стола, с неизменной трубкой во рту. Пути развития симфонизма привлекали в то время пристальное внимание музыкантов, много говорилось о важности и перспективах программного жанра. Л. Кннп-пер выступил с произведением вокально-симфоническим, написанным в сотрудничестве с очень популярным в то время поэтом В. Гусевым, его музыка воспринималась как по-настоящему современная, адресованная к широким кругам слушателей.

И они подхватили голос композитора: мелодия песни «Полюшко-поле» — главная мысль, проходящая через всю партитуру, — вылетела из концертного зала на широкие просторы, начала жить самостоятельной жизнью, стала одной из самых популярных в то время. Невозможно забыть эту песню в исполнении Краснознаменного ансамбля. Ее прекрасно исполнял и молодой тогда певец Петр Киричек — с высокой простотой и благородством, так хорошо сочетавшимися с мелодией и словами. Автор «Полюшко-поле» — вероятно неожиданно для себя самого — оказался в ряду популярнейших композиторов-песенников.

Очень интересными, всегда лишенными обыденности, были встречи с композитором, в котором раскрывались различные черты его незаурядной личности. Тем более, что по своему облику он также был необычным.

Музыкант сочетался в нем со спортсменом, стремившимся внести настоящий профессионализм и в эту область. Сколько раз он повторял какой-либо прием горнолыжного спорта, добиваясь полного овладения им. с каким увлечением изучал тонкости скальной или ледовой техники альпинизма — спорта, которому отдал немало лет своей жизни, в котором почерпнул вдохновение для таких произведений, как, например, «Горная серенада».