Теория зонности слуха

Подобно тому как наши представления вообще, правильно отражая объективную действительность в целом, не являются буквальными, фотографическими ее копиями, так и наши музыкальные образные восприятия и представления не являются буквальными повторениями объективных акустических явлений. В этом смысле интересно остановиться на вопросе о восприятии высоты музыкального звука. Практически нашему представлению о высоте данного звука соответствует не определенная частота колебаний, а группа смежных частот, полоса частот, или, как определил Н. Гарбузов, зона частот, то есть «звуковысотная область, в пределах которой звуки и интервалы при всех количественных изменениях сохраняют одно и то же название (до, ре, ми и т. д., м. терция, б. терция, квинта и т. д.) Это означает, что один и тот же интервал может варьировать высоту составляющих его звуков, сохраняя свое интонационное качество, иначе говоря — ладовые свойства интервала сохраняются, несмотря на значительные колебания акустической высоты его звуков. Зонную природу нашего слуха Гарбузов устанавливает по отношению не только к высоте звука, но также по отношению к темпу, ритму, динамике: «При воспроизведении по памяти музыкальных звуков, интервалов, темпа, ритма, динамических оттенков мы оперируем не точечными величинами, а довольно широкими зонами, которые дают значительную свободу исполнения музыкального произведения. Иначе говоря, наш слух имеет зонную природу, благодаря которой исполнение и слушание музыкального произведения как художественного целого остается почти неизменным при различных, но близких количественных выражениях звуков, интервалов, тональностей, темпа, ритма, динамических оттенков и т. п.».

Зонная природа слуха, то есть сохранение одного и того же интервального ритмического или темпового качества при различных количественных колебаниях, позволяет свободно интонировать музыку и служит одним из оснований для многообразного исполнительского раскрытия одного и того же музыкального произведения.

Легко представить значение теории зонности нашего слуха для определения путей воспитания чистой интонации в сольфеджио (см. очерки II ч.).

Термин «расстояние» не удовлетворяет и в том случае, когда он употребляется в смысле расстояния между ступенями лада.

Дело в том, что выразительное значение интервала определяется прежде всего качеством самих составляющих его ступеней, а не только расстоянием между ними (промежутками). Из определения интервала как расстояния выпадает представление о ступенях. Ведь интервал образуют сами звуки — ступени, а не только расстояния между ними — именно ступени в первую очередь представляют наиболее существенное в интервале, а уже за ними следует собственно высотное (топовое) расстояние.

Поэтому правильным будет такое определение интервала, полностью отражающее существо его: интервал — это сочетание по высоте двух ступеней лада. Сочетание этих ступеней может быть мелодическим (последовательным) или гармоническим (одновременным). Вместо «сочетание» можно применить термин «созвучие», если принять, что созвучиями могут быть не только одновременно взятые ступени, но также и исполненные последовательно. Как термин «сочетание», так и термин «созвучие» имеют перед термином «расстояние» то преимущество, что охватывают как сами ступени, так и расстояния между ними.