Септима

Малая септима в гармонической форме звучит не настолько резко, чтобы вызывать непосредственно отрицательную реакцию слуха, даже неискушенного. В музыке гомофонно-гармонического склада малая септима ассоциируется с крайними звуками септаккорда, прежде всего доминантсептаккорда. Вследствие указанной связи верхний звук этого аккорда несет в себе выразительность септимы, хотя бы он оказался в басовом голосе аккорда (в секундаккорде). В этом складе малая септима в мелодической форме сохраняет характер, связанный с тем, что нижний звук слышится как доминантовый звук тональности, а верхний — как септима к этому звуку. Стремление такого интервала разрешиться в устойчивый интервал тоники также не вызывает сомнений.

Соотношение верхнего и нижнего звука малой септимы, как крайних звуков септаккорда, сохраняется и в том случае, когда септима образуется крайними звуками субдоминантсептаккорда: «топикой» здесь является V ступень тональности. Все отношения как бы повторяются в строе доминанты.

В народной песне малая септима имеет иную, по сравнению с гомофонно-гармоническим складом, интонационно-ладовую опору:

Часто этой опорой являются верхняя и нижняя кварты миксолидийского мажора. В частушечном наигрыше гармоники эти кварты составляют басовые звуки гармонии:

Малая септима может образоваться ходом от нижнетерцового тона на квинтовый тон (от тоники).

Приводим песню, в которой тоника смещается с до на фа: здесь легко услышать септимовый рельеф мелодии и ее опору на две кварты.

Малая септима иногда опирается на тоническую квинту и наслаиваемую на нее терцию, как видно из фрагмента русской песни «Ой, да можно в роще да разгуляться».

Малая септима (как мелодический ход или как тон септимы) совпадает с моментом подчеркнутой выразительности, смыслового акцента, кульминации; это вполне соответствует широте интервала и многообразию его внутренней, интонационно-ладовой опоры.

Кульминационный характер свойствен нередко также и нисходящей малой септиме. Много примеров этого рода можно встретить как в музыке русских классиков (дуэт «Ненаглядная ты», трио «Прекрасный день» Даргомыжского, романс Чайковского «Средь шумного бала» и др.), так и в песнях советских композиторов (например, в песне «Моя Москва» И. Дунаевского напев на слова «дорогая моя столица»).

Большая септима диссонирует как в гармонической, так и в мелодической форме (см. выше об интервале малой секунды). В классической музыке она встречается редко, как средство высшего напряжения. Помимо широты, ее напряженность объясняется еще тем, что в пси встречаются противоположные в ладовом отношении тоны, как бы тоника со своим вводным тоном.

Мелодический ход на большую септиму может быть подготовлен секвенцией.

Большая септима воспринимается именно в качестве большого и резкого интервала. Это и составляет ее выразительную характеристику. Мелодическое интонирование большой септимы опирается на исполнение верхнего звука интервала в качестве вводного тона к октаве от нижнего звука, и, наоборот, нижний звук отыскивается слухом как вводный тон к нижней октаве от верхнего звука.

Для современной музыки, в том числе вокальной, интервал большой септимы весьма характерен и встречается часто.

Примеры оригинального применения большой мелодической септимы находим в вокальной музыке Б. Бриттена, смело покидающего септимовый тон для нового скачка, что придает мелодическому движению светлый, воздушный колорит, отлично ассоциирующийся с текстом.

В аккордовом движении (в гармонической форме) большая септима обычно подготавливается выдержанными звуками в мелодии или в басу, но может также образоваться активным ходом мелодического голоса.