Терция. Гармонические терцовые соотношения

Терция

Большая и малая терции в гармонической и мелодической форме. Объединение этих четырех видов интервала в учебных целях не случайно. Во-первых, выразительные качества большой терции лучше показать на сопоставлении с малой и, во-вторых, выразительные свойства терций в гармонической форме и тех же терций в мелодической форме весьма близки.

Большая терция в изолированной форме воспринимается как безусловное выражение мажорности. Мажорность вне большой терции сама не может быть выявлена. Это вполне понятно, если вспомнить существенный признак лада, в котором III ступень, то есть звук, отстоящий от тоники на терцию, определяет мажор или минор. В какой-то степени мажорность всегда свойственна большой терции, в каком бы контексте она пи проявилась.

В наиболее яркой форме большая терция (как интервал или в качестве терцового тона) выявляет мажорность в сопоставлении с малой терцией, которая в свою очередь при такой ситуации особенно ярко выявляет свой минорный характер.

Гармонические терцовые соотношения

Гармонические терцовые соотношения между голосами составляют основу песенного двухголосия. «Подстроиться» или «надстроиться» в терцию легче, чем в любой другой интервал.

Переливы и сопоставления больших и малых терций часто используются Шостаковичем для тональных «сдвигов».

Гармоническая терция благодаря своим особенностям имеет право быть причисленной к наиболее ярким консонансам. Следует отметить, что III ступень лада песет в себе все свойства тонической терции, хотя бы тоника была отделена от нее гармонически или мелодически (по вертикали или горизонтали).

Эмоциональная сила терцового тона, связанная с его мажорностью или минорностью, велика и используется часто для фиксирования или концентрации важных моментов мелодии. Здесь, как и в отношении малой секунды, могут быть приведены примеры с началами мелодий от терцового тона. Таких примеров много.

Если не в качестве первого звука мелодии, то в качестве первого акцентируемого звука терцовый тон общераспространен. Можно назвать «Сомнение», «Рыцарский романс», «Не требуй песен от певца» и многие другие романсы Глинки; «Песнь индийского гостя» из оперы «Садко» Римского-Корсакова, до-диез-минорные ноктюрны Чайковского и Шопена, многие романсы Шуберта, Варламова, Гурилева и др.; песни советских композиторов: «Соловьи» Соловьева-Седого, «По долинам и по взгорьям» (мелодия Атурова), «Марш физкультурников» Дунаевского и др.

Мажорность и минорность, характеризующие прежде всего тонические терции, в явно ощутимой форме проявляются и в терциях на других ступенях лада (см. выше о переменности значения ступеней лада). Терции, взятые отдельно, вне контекста, также отчетливо выражают мажорность и минорность. Если интонировать терции как таковые вне лада, легко заметить, что нижний звук становится как бы тоникой, а верхний перекликается с ним, как его терция, то есть как его ладовая характеристика.

Примеры не должны включать терцию в гармонический комплекс трезвучия. В последнем случае решающее значение приобретает аккорд в целом.

Положение несколько меняется, если интонировать трезвучие сверху вниз. Но все же для нас важнее те случаи, когда терции выступают вне аккордового состава. Здесь терция ми — соль-диез мажорна, хотя и является верхней терцией минорного тонического трезвучия.

Мелодическая терция, весьма сходная с гармонической, по-разному соотносится с выразительностью аккорда в целом. Ниже приводится пример, в котором выразительность терции несамостоятельна и подчиняется общей выразительности трезвучия: